Владимир Королькевич: Из-за медалей Зайцевой мы забыли, что нужно развивать биатлон

Владимир Королькевич: Из-за медалей Зайцевой мы забыли, что нужно развивать биатлон

Старший тренер женской сборной России Владимир Королькевич в эксклюзивном интервью корреспонденту Sportbox.ru Иванне Никольской откровенно порассуждал о провале команды в Кубке наций, неудачной травме Ольги Подчуфаровой и посетовал на систему отбора, которая не позволяет брать в состав молодежь.

«Если девочки будут попадать в десятку, то это будет нормальным результатом»
— Позади половина сезона: сборная России занимает рекордно низкое восьмое место в Кубке наций. Что происходит в команде?

— Никакого чрезвычайного положения в команде нет. Те сборные, которые сейчас находятся в Кубке наций выше российской, — это уже сложившиеся стабильные команды. Я говорю, например, о сборных Чехии, Италии, Франции. Уже не первый год эти команды периодически проявляли себя, а сейчас, когда это происходит на протяжении ряда лет, логично, что они будут стоять рангом выше. Если говорить конкретно о нашей команде, то с прошлого сезона у нас остались только Яна Романова, Екатерина Глазырина и Екатерина Шумилова. Для начала давайте посмотрим на спортсменок, которые раньше приносили сборной очки: это Ольга Зайцева, Ольга Вилухина и до дисквалификации — Ирина Старых. Это те спортсменки, которые становились призёрами этапов Кубка мира и, конечно, приносили в копилку команды намного более существенные очки. Поэтому ожидать что молодёжь — Дарья Виролайнен, Евгения Волкова, которые выступают сейчас, приносила бы такое количество очков, которое нас устраивало, преждевременно.

— Тем не менее, должны быть конкретные причины, из-за чего россиянки обосновались так низко.

— На данный момент мы проигрываем в Кубке наций за счёт трёх эстафет: смешанной эстафеты в Эстерсунде и двух классических. В миксте женская команда передала эстафету третьей, в одной из двух классических эстафет мы лидировали до последнего этапа, а потом не совсем сложилось, состав другой был сформирован после того, как две спортсменки, лидировавшие в нашей команде в этом сезоне — Подчуфарова и Глазырина — выбыли из состава: одна из-за травмы, другая — из-за болезни. Так мы не досчитались тех очков, которые могли бы позволить нашей команде находиться сейчас хотя бы в топ-6.

— Есть доля невезения?

— Если бы не травма и болезнь, сейчас Подчуфарова и Глазырина, как минимум, оставались бы в десятке. Скажем, в том году в топ-10 у нас была Ирина Старых. Ольга Вилухина тогда только набирала форму и уже в конце сезона вышла на пятое место в общем зачёте Кубка мира.

— Получается, что уровень команды сейчас таков, каким мы его видим?

— У нас есть один отснятый тренировочный сбор, которые мы проводили в Белокурихе, и там видно, каким на том момент был уровень команды, и что служило отправной точкой перед началом сезона. На этом примере прекрасно видно, какая работа была проделана и налицо явное улучшение абсолютно всех показателей.

— А если говорить конкретнее?

— Давайте. Почти на каждом этапе Кубка мира мы завоёвываем места в топ-10, что мы и ставили в качестве задачи перед командой. Если девочки будут попадать в десятку, и одна в пятнадцать-двадцать, то это будет вполне нормальным результатом, учитывая состояние команды. А сделать какой-то резкий скачок тяжело. Назовите мне хотя бы одну спортсменку, которая в первый год выступления на Кубке мира попадала в топ-10. Такого не происходит. А у нас сейчас есть такие спортсменки. Возьмите ту же Виролайнен. А Глазырина после неудачного сезона, когда где за всю зиму она завоевала около тридцати очков. В этом сезоне Катя готова: до болезни она занимала место в десятке. Та же Подчуфарова провела второй сезон в команде, и она великолепно начала этот соревновательный год. Не случись эта травма, я думаю, что мы разговаривали бы по-другому.

«Не могут спортсменки с Кубка IBU прийти и сразу занимать высокие места»
— Почему на этом фоне не идёт привлечение молодых спортсменок в команду, особенно, когда мы видим, как другие сборные не боятся заявлять молодёжь, которая завоевывает медали?

— У нас есть система, одобренная Правлением СБР, которая существенно отличается от той, что существует в других командах. Есть правила отбора спортсменок в команду, которых мы, как старшие тренеры, должны придерживаться. Да, мы можем поменять одну спортсменку на усмотрение тренерского штаба, но остальные должны выступать либо на этапах Кубка мира и доказывать, что они выполнили эти критерии, либо показывать себя на внутрироссийских соревнованиях. По сути, на каждый этап Кубка мира мы привлекаем спортсменку с Кубка IBU. Но пока это не даёт нам никакого положительного результата. Не могут они прийти и сразу занимать высокие места.

— Тогда какая разница, если у нас сороковые места занимают 18-летние или 26-летние?

— Именно. Но у нас есть система. Да, наверно, её надо каким-то образом пересматривать, и больше доверять тренеру сборной команды, давать ему больше свободы в принятии решения. Вся эта система не срабатывает внутри российского календаря, потому что можно подвести спортсменку к одному-двум стартам, но чтобы выступать на Кубке мира — надо быть готовым с конца ноября по конец марта. А удержать такой соревновательный ритм не так-то просто. Привлекая спортсменок из регионов, мы тоже не всегда знаем, какая подготовка велась, и лежит в основе. Тем не менее, сейчас мы видим в команде Трусову, Волкову, Нечкасову. Та же Екатерина Юрлова на последнем этапе Кубка IBU выступила неплохо. Если она одержит победу на чемпионате Европы, то сразу попадёт в сборную. Хотя у неё уже был шанс отобраться на «Ижевской винтовке», где она не показала положительного результата. На отборах после Нового года явно выделилась Шумилова, поэтому она была привлечена к команде. Здесь никто не был ущемлён со стороны тренерского штаба. Те, кто завоевал право, был привлечён в команду.

— Выходит, всё вертится вокруг системы отбора?

— Да, тренеры привязаны к существующей системе. Всё сделано для того, чтобы создать какую-то конкуренцию в сборной команде, и при этом не угнетать работу тренеров на местах. Болезнь российского биатлона в том, что спортсменки вливаются в команду, когда им уже по двадцать шесть-двадцать семь лет. Их называют молодыми, но они не такие молодые. Возьмём команду Украины: там спортсменки в этом возрасте уже раскрылись. Почему так произошло? Потому что они начали привлекаться в команду уже 19–20 лет. Да, у них нет такой конкуренции, как в российской команде, зато есть костяк команды. И спортсменки, несмотря на случающиеся неудачи, уверены, что они останутся в команде и продолжат выступать. Такая психологическая подпитка даёт положительные моменты.

— А если, скажем, взять в команду двух сильных стабильных спортсменок с Кубка IBU и готовить их вместе с остальной командой?

— Такой вариант рассматривался. Однако сейчас резервная команда, которая выступала на Кубке IBU, побежит чемпионат Европы, и победитель автоматически получит право выступить на чемпионате мира.

«Мы подчинены критериям отбора, самодеятельности никто не позволит»
— Старший тренер сборной не имеет веса при принятии решений о привлечении спортсменок в сборную?

— У нас права нет, потому что мы подчинены чётким правилам и разработанным критериям отбора. Мы должны на них ориентироваться. Никто не позволит нам заниматься самодеятельностью.

— То есть можно говорить о том, что у нас произошёл некий системный сбой?

— Раньше в команде была Ольга Зайцева, которая приносила нам медали, и мы забыли, что биатлон нужно развивать, а не ориентироваться на двух спортсменок-лидеров. Поэтому все проблемы, которые у нас есть сейчас, мы получаем из-за того, что не было какой-то разработанной системы подготовки резервного состава команды. Скажем, если бы Вилухина осталась в команде, у нас была бы неплохая общая картина. Мы бы закрыли брешь в эстафете, когда у нас по сути дела не хватало одной спортсменки. Но опять же, мы бы пришли к тому, что всего лишь залатали дырки, но не внесли бы ничего нового в саму систему подготовки команды. Эта система сейчас никак не развивается. А те спортсменки, которые только вливаются в команду, ни психологически, ни физически не готовы быть в сборной, пока они не проделают всю необходимую работу.

— А работа Вольфганга Пихлера не сыграла негативной роли?

— Я не скажу, что Пихлера в чём-то виноват: он работал на те результаты, которые от него требовали. Но дело в том, что уже тогда нужно было привлекать в команду новых спортсменок, давать им шанс раскрыться. А сейчас команда поменялась почти на семьдесят процентов, ждать, что они начнут входить в топ-3, конечно, нереально. Хотя, все продолжают хотеть и требовать такого результата.

— Постоянные отборы- это бесконечный стресс для спортсменок.

— Да, к сожалению, эта болезнь не оставляет команду уже который год подряд. От этой системы никак не могут отойти. Я представляю себя в роли этой спортсменки, которой дают возможность выступить на этапе Кубка мира. В лучшем случае она получает третью стартовую группу, чаще -четвертую. В очень мягкую зиму условия на трассе сложные и многое зависит именно от стартовой группы. На прошлых этапах по сути соревновались только первая и вторая группы. Проявить себя за один этап сложно, в то же время у спортсменок присутствует определённый страх за это выступление. Если что-то проваливается, то после первого же старта сразу идёт замена. Поменять эту систему или как-то отстоять место спортсменки в команды не так просто. У нас никто не будет понимать 50-е или 60-е места. Поэтому тренеры должны как-то на это реагировать и искать замену. При этом неизвестно, какой окажется это замена.

— Поэтому спортсменок берегут?

— Ту же Ульяну Кайшеву мы рассматривали в качестве кандидата, но она сейчас показывает в женской категории пятнадцатые -двадцатые места по функциональному лыжегоночному состоянию. Это тот же уровень, что у Анны Никулиной, которую мы тоже рассматривали. Кристина Ильченко подготовку не проходила. Она никак не может справиться со стрельбой, чтобы отметиться на внутренних соревнованиях, и её можно было бы как-нибудь привлечь в сборную. Хотя моё мнения — что её нужно привлекать к сборной команде, потому что её функциональное состояние находится на достаточно высоком уровне. В целом, я считаю, что нужно привлекать хотя бы одну-две спортсменки, которые явно выделяются по функциональной подготовке.

— И кого бы вы выделили на данный момент?

— Ильченко интересная. Надо больше просматривать таких спортсменок. Анну Щербинину мы планировали привлечь в Оберхоф, но она вместе со своим личным тренером приняла решение не ехать, потому что была ещё не готова выступать на Кубке мира. Она изъявила желание отобраться на чемпионат Европы, выступить там, и потом уже пробиваться в сборную. Юрлова в сборной не готовилась. Мы хотели привлечь её на отбор, но на первые три этапа Кубка мира мы могли рассматривать только тех спортсменок, которые проходили подготовку в составе основной и резервной команд. Десять человек молодёжного состава и восемь — основного. По сути из этих 18 человек мы и отбирали команду.

«Моя задача — не развивать биатлон, а совершенствовать спортсменок»
— Каким вы видите решение этих проблем?

— Сейчас я думаю, что больший акцент нужно делать на подготовку юношеских и молодежных составов, которые потом приходят в основную сборную. Должна существовать система безболезненного перехода от девочек до взрослого состава. Да, у нас есть множество разработок, но на данный момент имеющаяся система не срабатывает.

— Но ведь нужно как-то с этим как-то бороться.

— Да, нужно. Но моя задача как тренера — не развивать биатлон, а совершенствовать спортсменок для того, чтобы они могли выступать на высоком уровне. Мы должны заниматься не обучением, а совершенствованием, а у нас получается наоборот.

— Какие задачи стоят перед тренерским штабом сборной в сложившейся ситуации?

— Задача тренерского штаба женской сборной — за два года просмотреть как можно больше спортсменок, которые выполняют необходимые критерии, привлечь их на Кубок мира, посмотреть, чего они стоят, как они могут выступать. И за два года из нынешнего основного и молодёжного составов сформировать команду, которая потом уже будет готовиться к Олимпийским играм.

— Сколько времени может потребоваться на выстраивание сильной конкурентоспособной команды?

— Всё зависит от того, насколько плодотворная работа будет проведена, насколько заработает система. Я говорю о новшествах, которые сейчас мы пытаемся внести в команду. Новые тренировочные направления, сами тренировки несколько видоизменились. На это всё нужен не один год. Чтобы удержаться на Кубке мира, спортсмены вынуждены каждую неделю стартовать по три гонки, и такой соревновательный ритм выдерживает не каждый. Поэтому нужно серьёзно готовиться, чтобы выступать без срывов.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.