Сборная Франции становится чемпионом мира спустя 20 лет

Сборная Франции становится чемпионом мира спустя 20 лет

Чемпионат мира по футболу в России завершился победой сборной Франции: в финальном матче, который прошел в воскресенье в московских «Лужниках», она победила команду Хорватии со счетом 4:2.

У победителей отличились Антуан Гризманн (38-я минута, с пенальти), Поль Погба (59) и Килиан Мбаппе (65), еще один мяч в свои ворота отправил хорват Марио Манджукич (18), который также забил и французам на 69-й. Еще один гол хорватов на счету Ивана Перишича (28).

Лучшим игроком матча был признан Гризманн.

Пожиратели ортоланов

Ожидание – вот то глобальное чувство, которое громадным виртуальным облаком висело в воскресенье над «Лужниками». Не было даже намека на привычное болельщицкое ликование: ожидание было настолько осязаемым, словно у всех в мозгу бился метроном, отсчитывающий истекающие часы, минуты, секунды.

Футболисты на поле перед началом финального матча между сборными Хорватии и Франции
Предвкушение битвы двух сильнейших команд мира распространялось на всех без исключения и заставляло вспомнить легенду о том, как тяжело больной президент Франции Франсуа Миттеран, которому оставалось жить считанные часы, попросил подать ему в качестве последней трапезы редкое, запрещенное в стране блюдо – ортоланов. Ортолан, крошечная специально откормленная птичка величиной с мелкого воробья, с давних времен считается во французской кулинарии изысканнейшим деликатесом.

На черных кулинарных рынках цена одной такой птички, официально запрещенной к отлову, начинается от 250 евро. Птиц заживо топят и настаивают в элитном алкоголе, фаршируют пряными травами и подают прямо с жаровни вместе с большой плотной салфеткой: традиции предписывают вкушать ортоланов в кромешной тьме, накрыв салфеткой голову – чтобы в полной мере насладиться пьянящими ароматами блюда. Едят птичек целиком, и косточки, ранящие рот жующего, – это тоже часть сакрального ритуала. Сочетание горячего мясного сока, пряных приправ и крови воздействует на человека как наркотик, пробуждая в нем желание требовать еще и еще.

Ну и чем, скажите, это отличается от элитного футбола? На то, как между собой сражаются две сильнейшие сборные мира, можно сколько угодно смотреть через экран телевизора, сколько угодно читать о нем или слушать рассказы очевидцев. Но только оказавшись в эпицентре, услышав гудение трибун и почувствовав на вкус плотность раскаленного нетерпением воздуха, начинаешь понимать, почему люди готовы без колебаний отдать за билет несколько своих месячных зарплат и, получив возможность увидеть своими глазами финал чемпионата мира, вспоминают об этом в мельчайших подробностях всю оставшуюся жизнь.

Остросюжетность зрелища была заблаговременно заложена в воскресный сценарий. С одной стороны – Хорватия. Крошечная страна, на долю которой выпал тяжелейший, не сравнимый ни с чьим другим путь на этот воскресный лужниковский газон: три игры плей-офф по 120 минут каждая, невероятная стойкость, самопожертвование и готовность идти до конца. С другой – Франция. Самая сбалансированная, самая опасная и, пожалуй, самая амбициозная команда чемпионата. С чемпионом мира Дидье Дешамом во главе и озвученным намерением решить исход финального матча в свою пользу в основное время. Из чистого человеколюбия: не заставлять же было хорватов в четвертый раз подряд играть овертайм?

Так, по крайней мере, декларировалось французскими болельщиками до начала встречи.

Алгебра против гармонии

К началу финала не осталось, пожалуй, ни одной даже мелкой детали из игровой истории двух команд, которая не была бы переведена в цифры. Все эти цифры сводились к тому, что победить в турнире должны хорваты. Не только потому, что в их пользу была сравнительная игровая статистика: когда дело доходит до решающего поединка, обычно произносится избитая фраза: мол, главный трофей всегда достается той стране, которой он больше нужен. Шанс стать чемпионами мира выпал хорватам впервые в футбольной истории страны, и было бы наивно полагать, что игроки, эту страну представляющие, не вцепятся во французское горло зубами.

У французов же был Дешам. Не нужно было иметь французский паспорт, чтобы понимать: главная звезда французской команды – это не успевший потрясти футбольный мир Мбаппе и не фантастический снайпер Гризманн. А ее тренер, который в статусе капитана 20 лет назад привел Францию к ее единственной победе на мировом первенстве. Это были его парни, его команда, а сам Дешам неизменно появлялся на публике с видом человека, за плечами которого стоит вся Франция, не меньше.

Главный тренер сборной Франции Дидье Дешам

Тренер успел побывать антигероем, не взяв в сборную трех звездных игроков – Карима Бензема, Франка Рибери и Адриена Рабьо. Но на общественное мнение Дешаму, похоже, было наплевать: свои позиции в отношении порядка и дисциплины он продолжал обозначать на каждой пресс-конференции, подчеркивая: его интересует только результат. Максимальный. И он, черт побери, его добьется.

В одном из последних флеш-интервью игрок французской сборной Блез Матюиди сказал о Дешаме: «Он сформировал имидж нашей сборной, он капитан нашего корабля. Он добился успеха как игрок, как тренер, он может позволить себе быть каким угодно. Мы же хотим сделать все, чтобы Дидье нами гордился. У нас 23 игрока, и все готовы к этой финальной битве!»

Своим настроем команда Дешама невероятно напоминала команду Станислава Черчесова, пусть российская сборная и не сумела пройти дальше четвертьфинала, но тренер, безусловно, выжал из своих подопечных абсолютный максимум. Точнее, они сами выжали его из себя, стараясь максимально использовать каждый, даже крошечный шанс. Какое отношение это имело к тому, что происходило в воскресенье в «Лужниках»? Самое прямое. Потому что финал чемпионата мира – это прежде всего история об умении использовать шансы, а не о статистике, рейтингах или прогнозах.

Шанс Гризманна, горе Перишича

На исходе 18-й минуты в ворота хорватов был назначен штрафной, который совершенно блистательно реализовал Гризманн: «заставил» Манджукича головой срезать крученый мяч в собственные ворота. Тремя минутами позже штрафной был назначен уже в другую сторону, но реализовать его хорваты не сумели. Потом упустили еще одну такую возможность, еще…

Игровой момент у ворот сборной Хорватии
Но как гласит одна из футбольных истин, если много раз навешивать в чужой штрафной, шанс, что мяч влетит в сетку, начинает возрастать. Гол Перишича, уравнявший счет на 28-й минуте, свалился на французов как олицетворение именно такого принципа. И битва за мировое футбольное господство пошла с самого начала.

Иван Перишич
До начала матча французские репортеры в пресс-центре прокручивали на экранах мобильных устройств кадры предыгрового ожидания на Елисейских полях и в фан-зоне на Марсовом поле. На четырех здоровенных экранах шла непрерывная трансляция из Москвы: французская сборная приезжает на стадион, выходит из автобуса, скрывается в подтрибунном коридоре… Возможно, нечто подобное происходило в эти минуты и в Загребе, но трибуны «Лужников» оставляли стойкое ощущение, что вся Хорватия – вот она, на секторах. Вопит, ликует, молится и ждет удачи.

С последней составляющей на поле было туговато: на 36-й минуте мяч в хорватской штрафной попал в руку Перишича, французская сторона немедленно затребовала видеоповтор, и парой минут позже хорватский голкипер Даниел Субашич пошел в ворота как на эшафот – принимать 11-метровый от самого хладнокровного из возможных палачей – Гризманна.

Антуан Гризманн
Интересно, что за считанные часы до заключительной игры чемпионата мира экс-президент ФИФА Йозеф Блаттер выразил в одном из своих комментариев в Twitter надежду, что система видеонаблюдения не испортит финал. Бывший глава мирового футбола изначально не одобрял систему VAR, чем разительно отличается от нынешнего президента федерации Джанни Инфантино: тот даже успел заявить, что благодаря видеоконтролю число правильных судейских решений составило в процентном исчислении 99,32. Вот только применительно к хорватско-французскому финалу назначенный пенальти все-таки коробил: визуально нарушение было не настолько очевидным, чтобы давать голевую подачку столь сильному игроку, как Франция. Хотя французы наверняка смотрели на ситуацию совершенно иначе.

Как бы то ни было, на перерыв команды ушли при счете 2:1.

Вратарь сборной Хорватии Даниэль Субашич пропускает гол после удара форварда сборной Франции Антуана Гризманна

Грозовая развязка

Настрой «Умрем, но победим», как тот, с которым вышли на поле хорваты, бывает хорош и результативен, но всегда опасно превращать его в систему. Ведь тот, кто мчится к цели как в последний бой, редко бывает изобретателен. Чаще оказывается прямолинеен и предсказуем. Применительно к хорватам подобную тактику нельзя было считать просчетом – скорее, в ней заключался единственный шанс выдержать противостояние с более свежим и более разносторонним соперником.

Но не случайно Дешам, комментируя подготовку своей сборной к финальному поединку, сказал: «Мы знаем, что это чемпионат мира и что завтра финал. Весь мой штаб работает над тем, чтобы подготовить команду лучшим образом. У нас нет эйфории. Хорватская команда обладает клубным опытом, в ней собраны зрелые футболисты, которые хорошо проявляли себя в своих клубах. У меня молодая команда. Но есть девять игроков в составе, которые были и на Евро, и знают, как все это может кончиться. И это нам помогает. Эти девять игроков знают, что надо делать иначе. Мы изменили наш подход к финалу».

Второй тайм словно включил во французской команде какой-то невидимый механизм: всего за шесть минут, начиная с 59-й, счет стал 4:1 в пользу Франции. Разница в три гола для финала чемпионата мира – явление не столь частое, но и сам этот финал был нетривиален: такого, чтобы три мяча были забиты в финале в течение первого тайма, не случалось на мировых первенствах 44 года.

Килиан Мбаппе и Поль Погба
Табло с разгромным счетом поначалу вызывало большой соблазн предположить, что злосчастный пенальти морально подломил хорватов, и что голы, забитые Погба и Мбаппе, лишь подчеркивают очевидную вещь – что соперник сдался. Оказалось, нет: на 69-й минуте Манджукич предпринял попытку отыграться, и она завершилась успехом – 4:2. Главное же заключалось в том, что несмотря на голевое (и, соответственно, психологическое) преимущество одной команды над другой, сама игра продолжала оставаться равной и жесткой.

Форвард сборной Хорватии Марио Манджукич
Итог, наверное, был закономерен: хорватская сборная, достойно выдержав этот матч, опрокинула представление о человеческих возможностях, пусть ей не довелось победить. А заодно опровергла расхожее мнение, что лучше победить в матче за третье место, чем проиграть в финале. Не лучше. Авторами совершенно потрясающего финального аккорда могли в полной мере считать себя обе команды. А между собой они наверняка еще разберутся.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.