Мария Сотскова: ради любви фигурное катание бросить не готова

Мария Сотскова: ради любви фигурное катание бросить не готова

Российская фигуристка Мария Сотскова рассказала о том, почему олимпийский сезон ничем не сложнее прошлого и будущего, возможно ли взобраться на пьедестал почета чемпионата России с добрыми мыслями и как полюбить «тусклый», на первый взгляд, «Лунный свет» Клода Дебюсси.

Встреча с бронзовой медалисткой декабрьского чемпионата России состоялась на тренировке, которую с инспекцией посетили генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Александр Коган и технический специалист Александр Кузнецов.

«Не видела себя в «Лунном свете»

— Что технический специалист вам посоветовал, Маша?
— Поработать над вращениями, добавить нюансов в дорожку шагов, но в целом все понравилось. Переделывать ничего не надо.
— Руководство федерации нагрянуло неожиданно? Даже при заходе в либелу вы ошиблись.
— Голова закружилась, я не понимала, где нахожусь после диспансеризации. Вращаться было тяжело.

— Как вам программы?
— Короткая — «Лебединое озеро», вальс. Произвольная — «Лунный свет» Дебюсси.
— Сами «Лунный свет» выбрали?
— Нет, тренеры — Пётр (Чернышев), Елена Германовна (Буянова), Ирина Анваровна (Тагаева). Я долго сопротивлялась.
— Да?
— И долго переживала. Я не видела себя в этой музыке. Первое впечатление: ну вот опять медленный ритм, все тот же образ…Мне хотелось что-то новое, более активное, быстрое. Но мы решили, что в олимпийский сезон лучше не рисковать и подобрать то, что мне действительно идет. Нужна уверенность, что программа пройдет наверняка.
— Идти-то она идет, но не слишком ли она легкая, без акцентов, как в прошлогоднем Шнитке?
— Пётр подобрал мне под «Лунный свет» очень красивую хореографию. В полном наборе — с красивым платьем. На соревнованиях с чистым исполнением должно быть все хорошо. Когда я сама чуть позднее увидела себя в этом образе, то сопротивляться было бесполезно. Вникла в процесс и мне очень понравилось. Я полюбила эту программу и с удовольствием ее катаю.
— Но слез и переживаний в ней, кажется, нет?
— Нет. Упор в этом сезоне мы решили сделать на красоту и исполнение элементов. Чтобы избежать затруднений в хореографическом плане, так как сезон тяжелый. Все сейчас будут делать акценты на элементы.

— Прошлый сезон стал для вас дебютным на взрослом уровне, и при всей мелодичности программ на музыку Шнитке в них была борьба – борьба на льду за каждый элемент при большом напряжении…
— Это был новый образ для меня и выкатывать его было сложно. Давалась прошлая произвольная тяжелее, чем «Лунный свет». Но Дебюсси — сейчас это уже мое, мне кажется, он мне очень идет.
— Протяжный, с плавными движениями.
— Да. Мне легко, когда я такая.
— А элементы какие ввели?
— Добавила руку в прыжках, а остальное оставили как есть. Обычный средний набор элементов, как у всех. Без тройных акселей и четверных сальховов.
— Ну, это вообще смешно.
— Почему? К сожалению, без четверного сальхова я в этом сезоне.
— К сожалению?
— В конце сезона я его пробовала, в принципе можно было его добить.
— Докручивали?
— Нет. Недокруты были большие. Заходила только чтобы понять для себя: могу или не могу. Поняла, что если над ним работать, то нет ничего невозможного.
Мария Сотскова
© РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанк
Мария Сотскова
— Можно было разучить сальхов в четыре оборота уже в этом сезоне?
— Пока я его попробовала для себя. Пару раз. Не задалбливала до умопомрачения. В этом сезоне мы уже не стали его делать. Предпочли вычистить имеющиеся элементы, а четверные потом.
— Я даже спрашивать не планировал про четверные.
— Конечно, пока не время.
— А чем этот сальхов удивителен для вас?
— Тем, что нужно поймать вход в сам прыжок. В толчке нет ничего сложного, а вот момент захода… Но в этом сезоне, я думаю, никто не будет рисковать, потому что чистые программы будут оценены лучше, чем грязные с тройным акселем. Хотя японки даже на шоу уже исполняют тройные аксели. Вакаба (Хигути), Юна Сираива падают, но обороты докручивают. Когда ты уверен, что доедешь программу с ним, то почему бы и нет, как это делала Лиза (Туктамышева). Она могла сделать аксель или не сделать его, но сил ей хватало, что исполнить остальные элементы проката.

— Тренер Туктамышевой Алексей Мишин говорил, что от нее «ушел» аксель.
— Аксель в принципе такой прыжок — то есть он, то его нет.
— C чем это связано?
— Загадка. Но у многих фигуристов проблемы с тройным акселем. Я не представляю, как он может выглядеть в моем исполнении. Ни разу не пробовала.
— Вальс из «Лебединого озера» как приняли?
— Сразу! Петр поставил музыку, и я без доли сомнения согласилась, процесс пошел очень стремительно. Я давно хотела «Лебединое озеро». Не именно вальс, а само лебединое… Но в моей программе никакого намека на лебедя нет. Вообще ничего общего. На льду будет просто вальс, а я встаю в стартовую позу, меня кто-то зовет на бал, я оборачиваюсь… В концовке – поклон.
— «Лебединое озеро» без лебедя?
— Не удивляйтесь, все будет хорошо.
— В Японию вы удачно съездили?
— Да, я обожаю эту страну, японских фанатов. С собой мне пришлось брать дополнительный чемодан, так как подарили много игрушек, без которых не уехать. Одна девушка сама делает мне медведей, так она спросила, как мне удобнее: лично передать мишек или переслать по почте. Второй вариант был явно более оптимальным. Я вернулась в Москву, а через неделю пришла посылка.

— В обморок японские фанаты не падали?
— При виде меня — нет. А когда появлялся Нэйтан (американский фигурист Натан Чен – прим. «Р-Спорт»), девушки визжали как сумасшедшие: «Нэйтан, женись на мне!». Я вызывала более спокойные эмоции, но было очень приятно. Аплодисменты, плакатики с твоим изображением – к этому невозможно быть равнодушной.
— «Калинку», с которой вы там выступили, кто придумал?
— Петр. Пока мы выбирали музыку для произвольной (программы), он говорит: «А давай тебе русскую народную поставим?» Я подумала, что произвольная по русским народным мотивам в моем исполнении – это будет слишком тяжело для всех. Посидели, оценили и пришли к выводу, что это за гранью. Но показательным решили сделать «Калинку». По-моему, очень хорошо вышло.

— Весь позапрошлый сезон вы соревновались с Полиной Цурской, а этим летом вместе отдыхали.
— Спонтанно собрались. Вообще мы давно дружим, десять дней были вместе, по сути, в замкнутом пространстве, деля один номер на юношеском олимпийском фестивале. Это нас сплотило. Я ведь сама собрала Полину на отдых. За месяц до отъезда поняла, что не могу ехать одна, мне будет скучно и грустно. Полина быстро согласилась, хотя были некоторые проблемы, так как она несовершеннолетняя, а в поездку мы отправились с моей мамой. Отлично провели время, забыли про фигурное катание и зарядились позитивной энергией на сезон.
— Каково дружить с человеком, когда она первая, вы вторая, а спустя год вы вся такая взрослая со своими успехами, а она еще юниорка?
— Когда она впервые оказалась в юниорах, я совершенно ее не знала. Мне было абсолютно все равно на конкуренцию с ней, а потом мы подружились. Понятное дело, что на льду нет друзей, там мы соперницы. И когда она выигрывала, мне было обидно за себя. Но за нее я радовалась, потому что она молодец и была достойна этого. Спорт с жизнью у нас не смешивается.
— Вернется она на свой уровень?
— Ой, ничего не могу сказать сейчас, но Полина очень талантливая. Я надеюсь, у нее все получится.

«Просто идти бойцом и стоять до последнего»

— Новый сезон начинается — второй после дебюта. У вас сейчас больше волнения, или есть ощущение опыта?
— Опыта. Прошлый год меня многому научил и многое мне доказал. К этому сезону я готовилась с умиротворением в душе, спокойно, не загоняя себя морально. Мне хватило той ситуации после чемпионатов России и Европы, когда было непонятно, еду я на чемпионат мира или нет. То ожидание меня выбило конкретно. Я переволновалась жутко. Мне было морально тяжело собрать себя в кучу. Когда все-таки приехала на сам чемпионат в Финляндию, то нахлынула новая волна стресса под названием «первый чемпионат мира в жизни». В тот момент я еще помнила, что я всего лишь вчерашняя юниорка. В итоге справилась с собой не до конца, но после наступило облегчение и усвоение: надо быть спокойнее. С тех пор убеждаю себя: если я на тренировках могу это сделать, значит, могу выйти на старт и сделать то же самое еще лучше.
Понятно, что нельзя голову выключать, но когда ты слишком много думаешь о настрое, то загоняешь себя в угол. Смысла в этом нет, и в понимании этого заключается мой личный приобретенный опыт.

— Тогда, в Финляндии, вы признавались мне в другом: что на чемпионате России как будто шли «убивать» соперниц.
— Да.
— В новом чемпионате страны вы будете другой, или «убивать» – это очень хороший настрой?
— Тогда это был очень хороший настрой, давший результат. Ведь в короткой программе я волновалась, но сохраняла спокойствие, а в произвольной до меня дошло, какая же идет борьба! И тогда я пошла на морально-волевых. Понимаете, физически я была готова, психологически – очень хорошо. Но катала я все равно на характере, потому что собраться было трудно. Народу – полно, а места – три. Что будет (на декабрьском чемпионате России в Санкт-Петербурге), пока рано говорить. Мне нужно еще настроить себя на несколько стартов до него. В любом случае буду копить в себе позитив, потому что никакого негатива в голове быть не должно. В голове все должно быть прекрасно, но потом надо просто идти бойцом и стоять до последнего. Мы стараемся создавать красивое искусство, но без стержня внутри картина рассыплется.

«Олимпиада? Чемпионат России — самый тяжелый старт»

— Елена Германовна успевает между вами и Еленой Радионовой?
— Конечно. Нас немного разделили, я выхожу на тренировку позже Лены. Елена Германовна правильно сделала, так у нее хватает времени на нас обеих.
— Не рискует одновременно вас выпускать — двух фактически соперниц?
— Ну, она не в этом плане ведь нам разное время назначает. Что мы можем сделать? Не поубиваем же друг друга? Дело в том, что тренеру тоже надо успевать переключаться с одной спортсменки на другую, с одной программы на другую. У человека всего лишь два глаза.
— Для вас как удобнее на тренировке — соревноваться с Радионовой или быть по разным углам?
— На льду мы все равно пересекаемся, видим, кто и что делает. Но сейчас о конкуренции не думаем, потому что в сезоне всего этого нервного будет предостаточно. Сейчас я отключаюсь от потустороннего мира в тренировке, вижу сугубо себя.
— На Елену какими глазами смотрите — как на более опытную или, учитывая, что вы выдержали очень тяжелый дебют, уже как на равную соперницу?
— Даже не знаю. Стараюсь эти аналогии мимо себя пропускать, а также то, кто пришел в группу, кто ушел, кто на льду рядом раскатывается… Вот за Сашей Самариным смотрела в том году, за его мужской скоростью, которую я тоже хотела набрать. И чуть переняла ее. Поэтому на сегодня я все более индивидуальна в тренировках, все больше в себе, сегодня уже не столько наблюдаю за другими, сколько учусь у (тренера) Максима Завозина усилить качество своего катания.

— С Буяновой олимпийские перспективы обсуждаете?
— Нет, но понятно, что сезон ответственный. Все нацелены и настроены при том, что все способны. Но для меня и прошлый был такой же важный, потому что я из юниоров выходила. А через год появится новая ответственность под каким-то важным видом. Такого, что мы этот год работаем только на Олимпиаду – нет. Из ближайшего и очень важного — этапы Гран-при. Что это такое? Это шаг, на котором ты либо сможешь заявить: «Посмотрите, я есть! Я могу!», либо потеряешь стабильность и отвалишься. Потом будет чемпионат России – вот это, наверное, самый тяжелый старт сезона. И только потом, возможно, будет что-то еще…
— Летом в Instagram многих очаровало фото ваших длинных ног. Еще одна изюминка?

— Просто очень хорошей получилась эта фотография.
— Понимаете, что вы начинаете привлекать как женщина?
— Ну, конечно, я расту, мне уже 17, скоро 18, но фото выкладываю не из соображений «я в поисках». Нет, ищу себя я по-прежнему только на льду. А Instagram мне нравится вести, мы с подругой обрабатываем снимки, чтобы они привлекательно выглядели. В сети столько блогеров, которые красиво оформляют свои аккаунты, а я смотрю на них и вдохновляюсь. Тоже стараюсь делать красивые страницы, но без какого-то подтекста.
— В любви вам стали чаще признаваться?
— Мне кажется, у фигуристок никогда не было с этим проблем. Кто-то увидит по телевизору и давай писать в Instagram, в соцсетях. Но после летних фото ажиотажа не было. Все в обычном режиме (смеется).
— Парня у вас нет?
— Нет, мне сейчас совсем не до этого. Внимание как к девушке приятно, комплименты льстят, но у меня другие цели. Я не готова бросить фигурное катание и погрузиться в любовь.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.